June 2001 Archives

June 6, 2001

Hi-Fi Dark Ages

Путешествие за музыкальным центром.

Пустые пространства архитектуры “международного стиля”. Радостная и холодная наготы (пост)индустриальных построек, — то, что останется от человеческой цивилизации, когда исчезнет человек. Собственно, о нем уже ничего и не напоминает. Автономное совершенство техносферы. Люди, впрочем, все же обитают в этом пейзаже и кажутся в нем — из высот техносферы — жучками. Одинокие в своих проблемах, желаниях и преступлениях. Их скопления либо функциональны (свадьба, похороны, исполнение корпоративных обязанностей), либо прагматичны. Главные герои вместе — по традиции. По старой и отчего-то не вымирающей традиции дружбы. Эта дружба уже не эротична (эротика к ней лишь дополнительна, как запускаемое приложение), какой она была у Платона. Она вдохновляется не верностью абстрактному статусу как в рыцарском служении. Эта дружба приходит из эпохи авангарда: дружба как объединение в команду друзей: “четверо смелых”, “семь самураев”, “трое танкистов”. Дружба для дела и ради дела. Дело и заменяет — и эрос, и служение. Главный герой — рыцарь лишь постольку, поскольку он профессионал и специалист. Он не рождается им, но приходит из ничего и из никого, обретая и нарабатывая — знания и опыт, мастерство и умение. В этом становлении он может даже обрести новое имя. Его профессионализм направлен к технике. Он знает — как. Как сделать так, чтобы это сработало или сломалось, закрутилось или остановилось. Он знает места, куда надо нажать, ткнуть, ударить, ввести, впаять. Ему не нужно знать — почему. Задания и цель — внешние по отношению к его работе и его опыту. Ценности и мораль существуют в ином измерении его бытия. Даже сознавая причину и повод, план и сверхзадачу, он — вне этих “абстракций”. Он автономен им. Так же, как автономна им его техника, внутри которой только и может быть скрыта тайна, или скорее, загадка, — как неизвестный х, знание о чем-то или чего-то. Он и сам — разрешимая загадка, субъект функционирования машины, человек сосчитанный специалистами. В мире технической предсказуемости только такой человек и может быть его приложением. Потому этот мир и пуст, ибо человек в нем не более, чем продолжение тактико-технических характеристик и спецификации на поставку, чем метка (её звали Никита) или помеха в работе совершенной техники (bugs), не более, чем контингенция техники, в его зависимости и случайности по отношении к ней. Наш мир. Мир Нового Средневековья, цивилизации обретаемого (или присваиваемого) статуса, культуры традиционной постольку, поскольку традиция в ней выполняет уже не функцию наследования, но сохранения и объединения контингенций, общества аристократичного постольку, поскольку единственными приличными людьми в ней оказываются аристократы, а техническая верность службе — высшей ценностью.

Hi-Fi Dark Ages.